Христианство и… собака. Защита милосердияОпубликовано в Вс, Июн 24, 2012

…Батюшка откашлялся и твердо произнес:
– А вот собаку нужно убрать из дома!
– Как?.. – опешила хозяйка. – Это же член семьи. Она с нами десять лет, мы ее безумно любим.
Отец N. посерьезнел: – Усыпите…

Среди множества газет в Петербурге есть одна уникальная. Она называется: «Защита милосердия».

Нажмите на изображение для увеличения Название: p0000036.jpg Просмотров: 107 Размер:	188.8 Кб ID:	292

На фотографии: архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан.

Эту газету выпускают несколько петербургских женщин. На свои пенсии, собирая буквально по копейкам.
Эти женщины любят и защищают животных. Это не значит, что они не любят людей (некоторые православные уверены, что защитники животных – человеконенавистники). У них есть дети и внуки, они сделали много добра людям, просто эти женщины не смогли спокойно пройти и мимо страданий животных.

Когда я три года назад познакомился с ними, я не мог поверить, что это так на самом деле. Животных и я люблю. Моя первая в жизни опубликованная статья, кстати, не богословская, состоялась в 1984 году, в журнале «Юный натуралист». Я писал о… хомячках, которых разводил и очень хорошо изучил их повадки и жизнь

И вот я познакомился с этими женщинами. Я увидел, с каким трудом, но и с какой самоотдачей они пытаются донести до людей темы милосердия, сострадания к животным… Им никто не помогал. Начиная от верстки газеты на допотопном компьютере, заканчивая тем, что они сами шли по организациям, по магазинам, предлагая для бесплатного (!) распространения газету, которую выпустили тиражом в 2 тысячи экземпляров на свои пенсионные средства.

Вот и мне они протянули газету. Прочитал, разговорились. Когда эти женщины услышали, что Церковь не против животных, а наоборот, готова выступить в защиту братьев наших меньших, у этих милых женщин был праздник.

Я дерзновенно предложил им покровительствовать от имени епархии. Могли ли они отказаться от такого счастья?
Чудеса для них продолжались.
Я направил их к о. Александру Сорокину, возглавляющему издательский отдел Санкт-Петербургской епархии. Я им предложил просто поговорить с отцом Александром и заручиться скромным благословением, заверяющим, что их газета «не противоречит учению Православной Церкви». Это было нужно, потому что газету о животных не принимали ни на одном православном мероприятии.
И вот чудо: отец Александр поговорил с женщинами, вник в ситуацию, переговорил со мною и написал резолюцию: «Издание газеты благословлено Издательским отделом С-Петербургской епархии».
Чувствуете разницу? Робкое и чуть ли не заискивающее «не противоречит…» и властное «издание благословлено…»

Не думайте, что после этого у газеты появились спонсоры. Просто теперь ее могут принести на православную выставку, на какое-нибудь православное мероприятие, и никто не скажет, что это секта, оккультизм и проч.

Я стал духовным руководителем этого общества по защите животных. Это значит, что все проекты и идеи эти люди согласовывают и обсуждают со мною.
К каждому номеру газеты (а она выходит раз 6 в году) я пишу небольшую статью или очерк.
Мы стремимся к тому, чтобы Общество защиты животных в Петербурге стало значимой силой.

Я еще познакомлю посетителей моего блога с материалами нашей газеты «Защита милосердия». Естественно, что эти материалы касаются темы защиты животных.
Сегодня предлагаю один из первых очерков, данных мною для газеты.

О христианском отношении к собаке…

Однажды я с одним священником был в гостях у некой женщины. Я был юношей, готовящимся поступать в Семинарию, он – маститым протоиереем. Естественно, что слова священника ловятся как глас Самого Бога. Так было и в этом случае.

Священник этот давал мудрые духовные советы хозяевам – как вдруг раздался звонок в дверь. Это пришел с прогулки сын хозяйки. На поводке у сына был очаровательный пудель.
Тут батюшка откашлялся и твердо произнес:
– А вот собаку нужно убрать из дома!
– Как?.. – опешила хозяйка. – Это же член семьи. Она с нами десять лет, мы ее безумно любим.
Отец N. посерьезнел:
– Собаке не место в доме.
– А куда мы ее денем?
– Усыпите…
…Когда батюшка вышел на минуту из комнаты, я шепнул заплаканной женщине: «Не все так страшно… Собаку убивать не надо… Я вам позвоню и все объясню».

Рассказанный случай достаточно характерен. Многие священники действительно считают, что собаке не место в доме. В лучшем случае – на улице, в будке.
Другие священники говорят, что собака, как и всякое другое животное, – Божье творение и относиться к ней как-то предвзято, брезгливо не следует.

В настоящей статье мы поговорим о том, как же относится к собаке Священное Писание, а также о том, какое отношение к ней сформировалось в последние тысячелетия.

Начать, конечно, разумней всего с самой древности.
Нет, не с тех времен, отстоящих от нас на 10–15 тысяч лет, когда собака подошла к костру древнего человека, питалась объедками с его стола и верой и правдой служила ему, лаем предупреждая о приближении чужака, отгоняя от поселений древнего человека диких зверей.
Начнем с Библейских времен.

В Ветхом Завете собака уже считалась нечистым животным. Сегодня не установить, почему это произошло, но это факт: в Библии о собаке говорится, как о воплощении непотребства и ненасытности.
Естественно, что речь идет о бродячих собаках, а не о домашних животных.
Голодные бродячие псы сбивались в своры и нападали на людей. Жили они за городом, питались отбросами, падалью и были опасны для людей, оказавшихся без оружия и без сопровождения.

Чтобы подкрепить свои слова, приведу несколько характерных библейских упоминаний о собаках.
Так, про грешников говорили: «…воют, как псы, и ходят вокруг города» (Пс. 58, 15).
Про человека, умершего в грехах: «кто умрет у Иеровоама в городе, того съедят псы» (3 Цар. 14? 11)
Про злого царя иронично говорится: «Против кого вышел царь Израильский? За кем ты гоняешься? За мертвым псом?..» (1 Цар. 24, 15)
Желающий смириться человек сравнивал себя с собакой: «И поклонился, и сказал: что такое раб твой, что ты призрел на такого мертвого пса, как я?» (2 Цар. 9, 8)
Голодный, лязгающий зубами пес возвращался к своим отбросам, чтобы вновь их обнюхать. Отсюда появилась поговорка: «Как пес возвращается на блевотину свою, так глупый повторяет глупость свою» (Притч. 26, 11).

Библия говорит не только о бродячих собаках, но и о старых псах, когда-то взятых для охраны, но по старости уже просто дремлющих в тени: «Стражи их слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать» (Ис. 56, 10).

Слово «пес» стало нарицательным. Оно означало похотливого, необузданного и развращенного грешника: «Берегитесь псов, берегитесь злых делателей» (Флп. 3, 2), — предупреждает апостол Павел.

Итак, библейское отношение к собаке было отрицательным. Только еще раз вспомним, что речь идет преимущественно о бродячих собаках, а не о собаках-пастухах, собаках-сторожах. (Комнатных собак тогда не было.)

Но в Новом Завете древние положения о чистоте–нечистоте переосмыслены. Неоднократно мы встречаемся со словами «с неба», то есть происходящими от Самого Господа: «И отвечал мне голос вторично с неба: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым» (Деян. 11, 9). Отныне нет деления на чистое – нечистое, нечист лишь грех.

Если для евреев собака и сегодня является «нечистым» животным, то в христианской древности таких свидетельств мы не найдем.
Нет таких сведений и о Древней Руси.
Лишь в Средние века на Руси появляется идея о том, что собака – существо нечистое. Среди современных историков нет единодушия о причинах возникновения этих верований. Можно предположить, что появление таких идей связано с распространением на Руси так называемой ереси жидовствующих. Эта ересь появилась в Новгороде и распространилась до Москвы в последней четверти 15-го столетия. Жидовствующие призывали возобновить многие ветхозаветные установления. То, что в Древней Руси мы не находим упоминания о собаке как существе нечистом и лишь в 15-м – 16-м веках эти идеи возобновляются, позволяет сделать предположение о том, что это пошло от ереси.
На Востоке же этого никогда не было. И сегодня во многих греческих, египетских, сирийских монастырях на солнце греются собаки. Бывает, что собака зайдет в храм, полежать в прохладе притвора, и никто ее оттуда пинками, как на Святой Руси, не гонит.

В Интернет-дискуссиях о месте собаки в человеческом обществе нередко можно встретить категоричные утверждения типа: собака должна знать свое место; существует иерархичность, по которой собака – несравненно ниже человека; обожествлять собаку нельзя и проч.
Все это справедливо! Но никто и не призывает собаку обожествлять, прославлять.
Автор убежден, что костюмы собачкам со стразами и золотыми заколками за тысячи долларов – глупая крайность. Но это не значит, что наших меньших питомцев мы можем унижать и мучить или даже просто бросить на произвол судьбы. Наша планета дана нам в общее пользование, и мы должны жить здесь все вместе, терпимо и доброжелательно.
Тем более, если мы приручили бессловесное существо. Как же не беречь доверившуюся нам жизнь…

Часто слышу: лечение животных – напрасная трата денег и времени…
Пусть рассудит нас известный пример, приведенный Христом. В Евангелии мы находим трогательный пример заботы о животном. Спаситель спрашивает: «Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти не заблудившихся» (Мф. 18, 12-13). Мы видим, как пастух тратит время, силы, рискует жизнью, чтобы найти потерявшуюся овечку. И не для того он ищет ее в горах, чтобы не «упустить пищу». Нет, овечка – это его друг. Овца кормит и выручает его семью (молоко, шерсть и проч.). Тем более, нельзя бросать ее в беде.
Не такое ли отношение мы должны иметь и к нашим домашним питомцам? Если животное страдает, болеет, как мы его бросим без поддержки, без лечения?

В заключение я приведу авторитетные комментарии. Святейший Патриарх Кирилл говорит: «Я хорошо отношусь к животным и очень люблю собак. У меня есть три собаки в Москве и две в Смоленске. Никогда Церковь не считала собак нечистыми животными, никогда не запрещала им входить в помещение. Очень многие выступают против того, чтобы собака заходила в храм, но не по богословским мотивам, а по причинам чисто традиционного, исторического характера, укорененным, как мне кажется, в представлениях о гигиене… Хочу сказать, что запрет на то, чтобы собаки входили в храм, не зафиксирован в каноническом праве. Это просто часть традиции, и та же традиция распространяется, наверное, и на лошадей, поросят, кур, гусей и других животных. Но не распространяется на кошек. Почему? Да потому, что они всегда ловили мышей. И кошек запускали в храм именно с этой целью. Тем более, что кошка – очень чистоплотное, почти стерильное существо, домашнее в полном смысле этого слова. Она не создает гигиенических проблем для пространства, в котором находится. Я думаю, что проблема заключается только в этом, и никакой мистики, связанной с собаками, нет, и тем более не существует никакого “антисобачьего” богословия. Надо любить животных, потому что, проявляя любовь к животным, мы тренируем наши человеческие эмоции, становимся более человечными».

Дописка от 3 апреля 2012 года:


В Тольятти установили удивительный памятник немецкой овчарке, не забывшей своих хозяев после их гибели. 7 лет овчарка прожила на обочине Южного шоссе, где попали в автокатастрофу и погибли ее хозяева. Собака была в машине и чудом осталась жива.
Со дня трагедии она, видимо надеясь, что хозяева вернутся, в любую погоду круглый год ждала их у обочины. «Верного», как прозвали пса тольяттинцы, пытались забирать к себе домой сердобольные горожане, однако он каждый раз возвращался на свой пост. Несколько раз ему строили будку прямо у дороги, но он игнорировал удобства. Единственное, что он не отказывался принимать от людей — это еда, которую ему привозили многие тольяттинцы, проезжая по Южному шоссе. Наверное, не было человека в городе, который бы хоть раз не остановился возле собаки и не дал ей кусок лакомства.
Так пес прожил семь долгих лет, сохранив верность себе и своим хозяевам, которых он так и не дождался. После смерти легендарную овчарку горожане решили увековечить. Для начала у дороги сразу поставили щит с надписью: «Псу, научившему нас любви и преданности». Плакат постоянно сдувало ветром. Тогда тольяттинская общественность выступила с инициативой поставить Верному настоящий бронзовый памятник.
Через два года после смерти собаки был установлен памятник с надписью «Памятник преданности» на пересечении Южного шоссе и улицы Льва Яшина.

 

Православный форум АЗБУКА ВЕРЫ

 


В категории Это интересно

Об авторе

Написать ответ